Украинское кино: между реформами и попрошайничеством

Печать

В XXI веке в цивилизованных странах никому не нужно доказывать, что система поддержки национального кино является необходимостью, а не роскошью. Если национальное кино не развивается, страна остается рынком сбыта не только чужих фильмов, но и чужих смыслов. Здесь не формируется местная индустрия с сотней тысяч рабочих мест и миллиардными оборотами. Я уже не говорю о том, что отсутствие отечественных картин в международном кинопроцессе порождает сомнения в существовании этой страны на культурной карте мира. В Украине же кино должно постоянно доказывать свою привлекательность.

Фото: Макс Требухов

В Украине отечественное кино было и остается чиновничьей прихотью. Самый популярный вид государственной поддержки – это субсидии напрямую из государственного бюджета, направленные на производство кино. Прокат, кинотеатры и тотальное пиратство в Украине существуют отдельно от прямого государственного влияния – может, именно поэтому эти составляющие кинопроцесса стабильно развиваются.

Сейчас наступили тяжелые времена, которые, как правило, чреваты не только сложностями, но и возможностями. Пока финансирование кинопроизводства почти полностью прекращено, еще острее становится необходимость в реформах и модернизации сектора кино.

В пропаганде начала 90-х все время звучал тезис, что Украина по площади и количеству населения такая же большая и важная страна, как Франция. По иронии судьбы, именно французская система поддержки кино является образцовой для многих «догоняющих» стран.

Началась эта история успеха с того, что французы поместили кинематограф в ряд важнейших приоритетов национальной культурной политики. В течение многих лет, путем проб и ошибок, во Франции развился сложный механизм, который с большим или меньшим успехом пытаются копировать отстающие кинематографии. В том числе и наша с вами.

Один из главных принципов во французском управлении кино – принцип протекции киноотрасли. С повсеместным распространением телевидения в 60-х годах упали сборы кинотеатров, и было заключено соглашение, согласно которому телеканалы выплачивали сбор в Центр Национальной кинематографии и обязывались часть своих доходов пускать в кинопроизводство. До сих пор во Франции действует правило, ограничивающее показ полнометражных фильмов на телевидении по выходным. Выходные таким образом стали временем для посещения кинотеатров.

Когда стали появляться многозальные комплексы для показа кино, возникла проблема: один и тот же фильм мог показываться в 6-7 залах на разных сеансах, а небольшие, артхаусные картины просто не могли пробиться в прокат. Для того, чтобы сохранить разнообразие кино и соответствовать разным вкусам аудитории, во Франции был введен запрет на показ одного и того же фильма в более чем в 2-х залах одного кинотеатра. Чтобы поддержать фильмы «малых кинематографий», стали выделять гранты на поддержку дистрибьюторов. Так воплотился принцип поддержки культурного разнообразия.

Что же касается распределения денег на кино, то во Франции также есть несколько эффективных механизмов. Если продюсер снял кассовый фильм, он автоматически получает часть бюджета на новый проект из заплаченного в Центр кинематографии сбора за предыдущую картину. Поддерживаются также: кинотеатры, которым необходима реконструкция; французские агентства по продаже мировых прав; кинофестивали и кинорынки. Так отрасль начинает развиваться и самофинансироваться.

Выходит, что правила игры формировались как ответ на препятствие, когда-то возникшее на пути развития кино, будь то появление ТВ, расцвет многозальников, переход на кинотеатров на цифровой показ или появление интернет-пиратства.

Вот и у нас проявилось сразу много проблем, которые нужно немедленно решать. Заржавевшая государственная система Украины со скрипом прокрутилась и выдала несколько инициатив.

Фото: Вадим Крутивус

Одну из них озвучил руководитель парламентского комитета по культуре и духовности Николай Княжицкий. Финансировать национальное кино предлагается за счет специального сбора за каждую минуту показанного зарубежного фильма.

Что на самом деле произойдет, если такая инициатива будет воплощена?

«Небольшие» с точки зрения кассовых сборов фильмы исчезнут из украинского проката и останутся доступны только у интернет-пиратов, которыми никто из законодателей, по всей видимости, заниматься не намерен.

Среди подобных «небольших» фильмов вполне могут оказаться как картины, которые номинируются на “Оскар” за лучший фильм, так и креативная документалистика. Выживет только кино аттракционов, поставляемое из Голливуда, да и то помощью поднятия цен на билеты и лицензии для ТВ. То есть, украинские зрители расплатятся дважды – в легальном доступе станет меньше разных фильмов и поход в кино подорожает. Традиционно, от государственных манипуляций обычно выигрывают пиратские сервисы, которые существуют в параллельной от наших законодателей реальности, и их деятельность считается безобидной, никак национальным фильмам не вредящей.

Но самое интересное – появится ли после этих законодательных мер украинское кино? Повисли в воздухе вопросы: кто именно будет распоряжаться поступившими средствами, по каким принципам и как эта поддержка будут распределяться, кто будет являться объектом финансирования – фильмы, сериалы, кинотеатры, дистрибьюторы, киношколы? Если ответы не очевидны, значит, «кина не будет». Поддержка просто растворится. Деньги в кино – это как бензин для автомобиля: если авто старое и прожорливое, то даже при значительных вливаниях топлива далеко не уедешь, зато уж точно подпортишь экологию.

Как и многие украинские кинематографисты, депутат Княжицкий, вероятно считает, что если есть миллион долларов – будет хорошее кино, если миллиона нет – значит, будет плохое. Подобные упрощения приводят к прогнозируемым результатам: миллион будет потрачен, фильм получится так себе, в прокат его не возьмут, так как кинотеатров по-прежнему мало и во всех них идет «Тупой еще тупее-5».

Еще одна инициатива воплощена в Стратегии развития национального кино до 2020 года, которая, по идее, должна стать базисом для последующих реформ и сейчас находится на «общественном обсуждении».

В этой Стратегии написано много правильных тезисов – о поддержке вступления в европейские киноорганизации, акционировании государственных студий, налоговых льготах для киноотрасли и т.д. Есть там также проект создания Фонда кино, для чего предполагается введение сбора с тех, кто занимается его распространением. Вот только все позитивные тенденции, скопированные из европейской практики, в документе в убийственной пропорции сосуществуют с тоталитарными штампами. Напоминает это косметический «евроремонт» на последнем этаже разваливающейся хрущевки.

Первое, что бросается в глаза - это принципиальная позиция, согласно которой стратегия развития отрасли касается, в основном, государства.

Кинотеатры, телеканалы, производственные студии, дистрибьюторы не были привлечены к разработке этого важного документа и находятся в позиции исполнителя, а никак не соавтора и движущей силы, способной действительно изменить количество и качество украинского кино.

В среде чиновников принято считать, что объект поддержки – это национальный фильм. Телесериалы, веб-документалистика, любые новые форматы аудиовизуальных произведений считаются делом негосударственной важности и, по всей видимости, будут таковыми считаться, как минимум, до 2020 года.

Фото: www.facebook.com/theguide2013

Культурное разнообразие как фактор развития киноаудитории также проигнорировано. В Украине зрительские вкусы воспитываются американскими блокбастерами а-ля «Человек-мойва 3». При этом в качестве главного вектора финансирования фильмов указана ко-продукция с европейскими странами, хоть сейчас европейское кино выглядит, мягко говоря, «не в формате» зрительских предпочтений.

Еще одна панацея, которая красной нитью прослеживается и в Стратегии, и в выступлениях высокопоставленных чиновников от культуры – это «квотирование зарубежного продукта». По какой-то неведомой причине считается, что запрет «чужого» автоматически приведет к созданию «своего».

Но главный балласт все же заключается в непримиримо варварских формулировках, которые касаются номенклатурного «патриотизма». Как в старом анекдоте, когда при всех комбинациях запчастей выходит автомат Калашникова. Авторы Стратегии развития кино в европейской стране XXI века предлагают фильмам исполнять патриотически-воспитательную функцию, популяризировать объединяющие национальные символы, создавать байопики украинских героев и пр. Ленин действительно в свое время озарил этот путь и определился с самым главным из искусств, почему бы снова не воспользоваться наработками того режима? Проверено временем. Мы окажемся там же, где и находимся сейчас – в глухой провинции, в дальнем углу Европы, сражаясь с демонами из прошлого.

Невероятно сложно поверить, что Украина может быть не только рынком сбыта благ цивилизации или буферной зоной между взбесившейся Россией и Западом, а может стать современной развитой страной. Но чтобы это произошло, уже сейчас должен наступить период радикальной модернизации, в том числе и в киноиндустрии. Это так же сложно, как одновременно изобретать велосипед и ехать на нем. Гораздо проще по старинке бежать за подпольным миллионером и выкрикивать «Дай миллион!».

Тэги: Франция, реформы, Николай Княжицкий, украинское кино
Печать
Читайте в разделе
Выбор читателей